Our Blog

Как пережить «долину смерти» стартапа, преуспеть в бизнесе и семье. Интервью с клиентом

  • Image
  • 0

Мы побывали в гостях у одного из наших клиентов-предпринимателей Нины Синицыной — экс вице-президента Adidas Group Россия, финалистки Чемпионата Мира по плаванию на открытой воде 2016 серии Oceanman, соосновательницы компании «Дружеская регата» и мамы троих детей.

 

Записали видеоинтервью, в котором поговорили о бизнесе, о наемной работе, о ценностях и команде «Дружеской регаты», о личных финансах, о первых заработанных деньгах в детстве.

 

Нина рассказала нам:

— как уйти из найма и в трудную минуту не вернуться обратно

— зачем отдавать управление своими финансами эксперту, когда ты сам имеешь финансовое образование

— что такое Work&Travel и как может этот опыт пригодиться в жизни

— можно ли делать бизнес без офиса и выйти на оборот в 45 млн. руб. в год

— что делать, когда ты вынужден заменить «Азбуку вкуса» на «Дикси» и «Пятерочку»

— как сохранить семью, когда супруги становятся партнерами по бизнесу

— четыре ценности «Дружеской регаты»

— что такое «Академия юных мореплавателей»

— и многое другое

Для тех, кто предпочитает текстовый формат, ниже расшифровка видео.

 

— Нина, я знаю, что сейчас у вас семейный бизнес, а раньше оба работали на топовых позициях в найме. Расскажи, кому и как вообще пришла идея создать вот такой интересный, и самое главное, свой бизнес.

 

— Ты знаешь, первопроходцем был Сережа. И, возможно, когда он делал первые шаги вообще в этом направлении – он не предполагал, куда это все заведет. Он просто искал себя, искал свою мечту.

Все началось с того, что он первый ощутил, скажем так, неполноту своей жизни, будучи финансовым директором и на тот момент папой одного ребенка. Что-то, что не приносило удовольствия и не давало ощущения как раз полноты жизни – оно его толкало вперед и, видимо, звало на свои поиски.

И, когда в течение некоторого периода времени он понял, что яхтинг – это то, чем бы ему хотелось попробовать начать заниматься – он попробовал. Потом это его позвало за собой дальше, он стал капитаном, потом стал инструктором. Потом решил, что из этого можно попробовать делать бизнес.

В общем, первые шаги по созданию своего бизнеса делал Серёжа.

 

Важно! В этот период я оставалась на работе. И, кстати, тогда я не чувствовала себя уставшей от корпоративной карьеры. Мне все нравилось, я с огромным удовольствием ходила на работу, карьера шла в гору, все получалось.

 

Я считаю, что в нашем случае не совсем правильно говорить, что мы всё взяли и бросили. У нас просто так совпало по нашим внутренним каким-то периодам, что Сережа сделал первый шаги в этом направлении. И у него было время, чтобы мы не чувствовали стеснения в семейных средствах, потому что денежный поток сохранялся с моей стороны.

А когда уже у меня встал вопрос о том, что я бы тоже хотела попробовать себя в бизнесе, что я себя исчерпала уже в корпорации и так далее – в этот момент бизнесу, к которому я присоединилась было 2-2,5 года. Первые шишки уже были набиты, первые ошибки уже были сделаны и так далее.

На самом деле это было таким интересным моментом, интересным опытом, и нас, как семьи, и нас, как предпринимателей, что мы оказались в одной лодке в прямом смысле слова. Корпоративный поток финансов в виде постоянной зарплаты прекратился, и нам нужно было рассчитывать только на себя, только на свой предпринимательский какой-то… дар – не дар – свою предпринимательскую хватку, и на свой бизнес.

Поэтому это тоже отчасти ход ва-банк. Но на тот момент у нас не было кредитов, у нас был какой-то опыт, и у нас были некоторые накопления, которых, забегая вперед скажу, было недостаточно. Но хотя бы какое-то время они нам давали уверенность.

 

— То есть правильно ли я поняла, что ни ты, ни Сергей, никогда не мечтали делать собственный бизнес, и это получилось, скажем так, вытекающее, наверное, из хобби?

 

— Ты знаешь, наверное, все-таки мечтали. То есть мы говорили о том, что когда-нибудь у меня будет свое дело, когда-нибудь у меня будет свой бизнес. Мы не планировали состариться, работая в одной и той же компании.

Хотя я очень много хороших слов могу сказать о тех компаниях, где я работала, все равно, в голове у нас было это – желание иметь свой бизнесМы просто не знали, какой он будет. Мы рассуждали, что, может быть, это будет ресторанчик, а может быть, это будет отель, а может, это будет консалтинговая компания и так далее.

 

— Сколько времени вообще нужно, чтобы научиться управлять парусным судном? У Сережи, наверное, не один месяц это заняло?

 

 Смотря что считать «научиться».

Например, для того, чтобы сдать на права капитана – именно шкипер дневного плавания — то есть при дневном свете, когда вы можете управлять лодкой – достаточно две недели очень интенсивного обучения.

Мы проводим такое обучение, когда люди выезжают в Черногорию, где базируется наша школа. Они получают теорию, практику и количество миль, которые необходимы для сдачи экзамена.

Но такому новоявленному капитану нужно ещё достаточно много опыта набраться – опыта швартовок, плавания в разных местах, опыта общения с разными чартерными компаниями.

 

— Расскажи, в чем состоит бизнес? Чем вы занимаетесь?

 

— У нас есть несколько направлений и несколько продуктов. Самое основное направление – мы организуем мероприятия на яхтах. Идет флотилия парусных яхт в определенное путешествие.

Сначала мы придумываем маршрут, дальше на этот маршрут еще нанизывается яхтенный маршрут — как пойдут лодки – то, что можно посмотреть и делать на суше в этих же самых местах.

Но помимо самого маршрута, мы заметили что самые классные ощущения у людей остаются от отдыха, от отпуска, когда они говорят, что классная подобралась компания. Тогда что бы ни происходило, снаружи и внутри, всё отлично заходит.

 

Поэтому третьей составляющей всех наших путешествий является подбор экипажа, в котором людям очень комфортно друг с другом общаться. И еще мы даем такие разные задания, что им поделать в течение вот этой недели на лодке, для того чтобы «а» — было не скучно, «б» — получше друг друга узнать и побольше раскрыться.

 

Таким образом, у нас создается путешествие в какую-нибудь интересную страну.

Например, в этот момент, ребята находятся в Норвегии — путешествуют на парусной яхте по Лофотенским островам.

При этом все участники являются членами экипажа. Что это значит? Есть капитан, который распределяет судовые роли — штурман, боцман, радист, рулевой, помощник капитана — между членами экипажа. В течение недели каждый участник будет и радистом, и штурманом, и боцманом.

 

То есть все попробует?

 

— Да. И палубу подраит, и у штурвала постоит, и маршрут проложит, и по рации пообщается. И поймет, в чем вообще заключается работа каждой этой судовой роли.

Помимо того, что ребята сами управляют лодкой – под руководством капитана, но…

 

— Прямо сами?

 

— Да, они сами все делают. И свой быт обеспечивают тоже. Например, готовим на лодке мы сами. Закупаем еду в счет денег из судовой кассы – когда все скидываются на одинаковую сумму денег. И дальше, как правило, завтраки и обеды мы готовим на лодке, для того чтобы не тратить нам время на ожидание в ресторанах.

А на ужины, уже можно остановиться. Если это места, где есть ресторанчики. Там можно поужинать, чтобы был какой-то был баланс между готовкой и не готовкой.

 

— Чтобы с вами пойти, нужно ли иметь какие-то навыки, опыт в чем-то или нет? Вот я, например, не умею – ни разу не ходила на регату. Могу я пойти?

 

— Да, можно без опыта. Сначала мы со всеми знакомимся лично. То есть это непреложное правило. Ему уже пять лет – столько же, сколько и нашим регатам, и мы не собираемся его каким-то образом исключать.

 

Нашу поездку нельзя просто купить по интернету, просто перечислив деньги. Мы знакомимся лично с каждым.

 

Если люди в Москве – мы встречаемся, если люди находятся в других странах – а таких у нас все больше и больше с каждым годом – мы проводим видеосвязь. Именно видеоконференцию – нам нужно человека увидеть и рассказать.

Мы рассказываем о формате. Мы отвечаем на все возможные вопросы. Рассказываем про то, как все устроено на лодке, из чего будет состоять само путешествие, что вам придется делать, нужна ли какая-то специальная подготовка или нет. Специальная – нет, но нужно быть открытым этому опыту, потому что не все готовы.

Например, когда люди узнают, что: «Ой, нам нужно будет готовить? В своем отпуске? Нет, не хочу». Ну это немножко другой формат будет. Можно, в принципе, пойти на лодке, взять кока, хостес и ничего не делать, лежать у бассейна и в джакузи.

 

— Загорать…

 

— Это индивидуальный формат путешествия, такой яхтинг мы тоже делаем, когда к нам обращаются. Но если речь идет о дружеских регатах, когда идут флотилии из нескольких лодок, а у нас есть из восьми или одиннадцати лодок флотилии, то это такая большая дружная компания, несколько лодок идет рядом, они друг друга видят, переговариваются по рациям…

 

— Сколько примерно человек в каждой лодке?

 

В каждой лодке восемь-десять человек – восемь-десять участников – зависит от количества кают – четыре-пять кают.

 

— То есть фактически, одна регата – это человек 50, наверное, да? В среднем?

 

— Да. Вот в детских сменах в Италии у нас было до 75 человек, в майской регате, которая была именно в формате гонки – там только взрослые, детей не брали…

 

— То есть разные форматы есть?

 

— Разные форматы есть, да. Учитывая, что у нас процентов, наверное, 85-90 людей приходят к нам еще раз и еще раз, нам приходится менять направление каждый раз, я имею в виду географически, и форматы у нас тоже разные. У нас есть формат детско-семейных мероприятий, есть формат где мы берем только взрослых, например, в какие-то более сложные географически места.

Хотя, в Исландию и Норвегию, которые изначально предполагались быть только взрослыми, мы потом разрешили брать детей старше, просто, восьми или девяти лет, совсем малышей не берем. И это зашло просто на ура и на отлично.

 

— Классно!

 

— И географически это постоянно новые маршруты. То есть нашим постоянным участникам интересно ходить с нами не один раз даже в течение года, и постоянно в разные места.

 

— Скажи, когда начинали бизнес – у вас был какой-то бизнес-план?

 

— Скорее, мы шли… Ну вот, Сережа изначально шел, когда делал первые шаги такие – методом проб и ошибок.

Сначала Серёжа сходил в одну регату сам, как участник. Понял что нужно делать по-другому — с заботой о людях, с рассказом о том, что такое море, что такое яхта. Что это инструмент самопознания на самом деле.

У людей на лодках, на яхтах, вообще в море очень много инсайтов приходит. И очень многие нам говорят, что мы как такие перевозчики между одним состоянием в другое состояние.

 

— Интересно.

 

— Нам очень нравится это сравнение. Это действительно так. Бывает, что люди и работу меняют по возвращении из мероприятия.

 

— Даже так?

 

— Да. Открывают новое дело или, наоборот, заканчивают его. У нас есть даже уже одна, как мы любим говорить, полностью наша свадьба. Участники познакомились у нас на мероприятии, через год сходили на второе, и в прошлом году пригласили нас на свадьбу.

 

— Здорово. А сколько человек в команде на сегодняшний момент?

 

— Постоянно работает десять человек. На мероприятия собирается команда из капитанов и из вожатых, которых, соответственно, столько, сколько нужно. В Италии было почти 20 человек в течение трех недель.

 

— Вы растете год от года?

 

— Год от года в два раза точно растем. В принципе, на начальном этапе, наверное, это нормальный рост. Посмотрим, как будет в следующем году. Планируем тоже в два раза вырасти.

 

— А какой оборот у вас, если не секрет?

— Сейчас выручка сейчас порядка 700 тыс. евро в год. До миллиона мы еще не доросли, но в следующем году, я думаю, мы уже перешагнем это.

 

— Это круто, на самом деле. Проект сам по себе прибыльный?

 

— Проект в целом прибыльный. Есть неприбыльные мероприятия – такое иногда случается, когда возникают разные непредвиденности и приходится тратить больше. Либо, все-таки это лодка и море, случается так, что есть, даже не по нашей вине, какие-то повреждения у самой лодки, пусть не критичные. Та же царапина или засор туалетов на лодке и так далее, влечет за собой частичную потерю депозита, а это дополнительные расходы.

Или, например, в июльской детской регате, погода нам устроила не то чтобы сюрприз, мы о нем знали и его ждали – это был шторм. Мы, естественно, не подвергали никого опасности и не выходили из порта, но это прибавило дополнительный день стоянки, в том месте, которое не было заложено в бюджет изначально.

А ещё, пришлось некоторые семьи поселить в гостинице, для того чтобы им было более комфортно. И это были такие более непредвиденные обстоятельства.

 

В этом году мы выросли больше чем в два раза по отношению к прошлому. То есть в прошлом году максимальное количество лодок за одну смену на детской регате было три. А сейчас было восемь в течение трех недель.

 

Это был существенный рост, и он потребовал вообще другого подхода к организации. Одно дело ты идешь с тридцатью, а другое дело – с 75 человек на смене. Это уже немножко другой формат.

В этот раз у нас был береговой штаб. Помимо того, что идет флотилия, на каждой лодке есть капитан, есть вожатый, есть врач.

Мы с этого года запартнерились с одной из клиник Москвы, и теперь у нас на каждом детском мероприятии идет врач-педиатр, который находится здесь же и может принять какие-то решения не отходя от кассы. В том числе, и о госпитализации или о каком-то лечении. Это при том, что мы все равно всех страхуем дополнительно нашей страховкой.

Это про количество людей в команде.

Береговой штаб передвигается на машине. Сначала были девчонки, потом я уже была таким береговым штабом на третьей неделе, для того чтобы встречать всю флотилию.

Обычно ты заходишь в порт, вызываешь по рации то место, которое тебе дадут, тебя там должны куда-то поставить, вспомнить, что ты забронировал марину.

А когда есть береговой штаб, тебя уже сразу встречают: «Вот ваши восемь мест». У каждого места стоит наш флаг, наши эмблемы – все завешано нашими флагами, все такие стоят, смотрят – что же это такое.

Это было круто, но, естественно, это дополнительные какие-то расходы. Но зато все участники хвалили нашу организацию, и чувствовали себя, как они говорили, в безопасности.

 

— Тогда что остается в марже, мне интересно? Остается ли там что-нибудь?

 

— В марже остаются повторные участники. Когда они приходят повторно, получается, что мы не тратим на дополнительное привлечение. В этом случае это такой хороший, стабильный, результат. А повторных у нас очень много. Мы их очень ценим, любим, холим и лелеем.

 

— Можешь вспомнить, что было самым трудным на старте?

 

— Как ни странно, при всем моем финансовом бэкграунде, трудно правильно просчитывать кэш-флоу, потому что ты действительно изначально не знаешь, когда же придет к тебе человек и принесет деньги, когда случится та самая продажа. При этом у нас достаточно большие расходы идут вперед.

Например в августе-сентябре мы уже бронируем флот на весь следующий год. То есть, нам в сентябре нужно выложить круглую сумму денег, для того чтобы забронировать, ещё и с учетом роста, весь следующий год.

Мы не всегда знаем, в какой конкретный момент случится продажа, и будет ли она вообще. Но основные расходы мы должны нести сильно заранее, чем случаются продажи, и случается само мероприятие.

То есть мы бронируем лодки под уже такие большие флотилии (пять плюс), например, за 8-9, иногда 12 месяцев. И мы должны сразу внести достаточно большую сумму – 30-50% от стоимости. И мы вносим её не из средств клиентов.

 

— Давай скажем нашим зрителям, сколько стоит примерный чек на одну поездку. Понятно, что зависит, скорее всего, от страны.

 

— Кстати, не такое большое различие. В среднем это 1 200-1 500 евро на человека, если речь идет о мероприятии ещё и с организованной наземной программой, либо это детское путешествие. Детское даже получается дороже с учетом врача, вожатых, берегового штаба и так далее. 

 

— То есть по факту получается, кэш-флоу – это самая нужная вещь для вашего текущего бизнеса?

 

— Команда и люди тоже. Одно дело, когда мы с Сережей сами ходили во все путешествия и могли своей энергией обеспечивать все наши ценности, в том числе.

 

— Вот это я тебя очень понимаю.

 

— Как мы понимаем заботу. Нам не надо друг другу объяснять, что это такое. Мы сами можем заботиться о людях так, что они к нам потом все время возвращаются. А вот объяснить это другим гораздо сложнее. Но все равно мне кажется, у нас получается находить таких вожатых, таких врачей, таких капитанов, которые разделяют ценности и заботу в том числе.

 

— Есть мнение, что с членами семьи бизнес лучше не делать. Как это – вести бизнес с мужем? Есть какие-то лайфхаки, чтобы не испортить отношения в семье? Как вы вообще на это решились?

 

Да, я слышала. Вообще нам многие говорили, что не делайте этого, вы разрушите семью и так далее.

Но я могу сказать, что у нас, мне кажется, только семья стала крепче, дружнее. Я не представляю, с кем бы я могла делать бизнес, если не с мужем. Максимальное тотальное доверие, поддержка, какая-то взаимовыручка, понимание с полуслова, с полувзгляда. И то, что мы можем до ночи разговаривать об этом, я правда слабо себе представляю, если бы это был какой-то человек не из семьи.

А лайфхаки… Ты знаешь, да, есть. Вот была сложность, когда мы притирались такими новыми своими гранями – уже как предприниматели, как партнеры по бизнесу – тоже была определенная подстройка и притирка друг к другу, ее нужно было пройти. Такой непростой был период. 

 

— В чем вот эти сложности были? Муж что-то не понимал или тебе казалось, что он что-то предлагает?

 

— Мне кажется, многие бизнесы, либо семьи, от этого рушатся. Это когда меняются роли, и из семьи, где равноправное такое партнерство есть, где, например, никто никого не критикует – переходит в какие-то рабочие роли, где начинается критика. Вот если критика или оценка какая-то негативная действий, это вызывало у нас, например, такую, конечно, бурю эмоций. Мой дорогой муж, который меня любит, лелеет, на руках носит, вдруг начинал мне говорить, что он чем-то недоволен. Либо я когда начинала…

 

— То есть было какое-то недовольство на работе именно? 

 

— Да, рабочие моменты. И мы достаточно быстро это поняли и развели вообще наши сферы. И договорились что никто друг друга не критикует ни при каких обстоятельствах.

 

Сейчас зоны ответственности разделены, да?

 

— Да. У Сережи есть своя, куда я особо не лезу, либо предлагаю помощь. Также есть и моя, куда тоже он особо не лезет, либо предлагает свою помощь так, что это воспринимается именно как предложение помощи, а не как-то негативно.

 

— А почему ты решила сама уйти с высокой позиции? С одной стороны есть муж, он бы развивал бизнес. И тут вдруг ты принимаешь решение с топовой позиции уйти в свой бизнес. Потеряла ли ты в доходе? Всем интересен этот вопрос и мне, в том числе. 

 

— Был какой-то момент, когда сложились несколько обстоятельств. Во-первых, я уже от работы тоже устала. Точнее, не от работы как таковой, мне всегда было интересно это делать, я устала от такого образа жизни, когда я на работе проводила по 12-14 часов времени, голова была забита только рабочими вопросами, семью не видела, детей не видела.

 

— На тот момент два ребенка было?

 

— Да, два ребенка. Они были с нянями или водитель отвозил, например, в садик. Сережа развивал свой бизнес.

 

Мы вообще друг друга не видели, не общались, и общих тем для разговора у нас было совсем немного. Я понимала, что мы прямо как-то расходимся. Расходимся в плане того, что у нас все меньше и меньше каких-то общих интересов.

 

И мне захотелось все это дело поменять. Никакая топовая позиция меня уже не прельщала. То есть у меня было ощущение, что я как в компьютерной игре просто прошла какой-то уровень. Прошла, уперлась в потолок и не понимаю – дальше должно быть что-то новое, а что?

И вот ответом на вот это «что?» стала идея о том, что мы можем начать совместно делать бизнес. И здесь мне очень Сережа помог и поддержал. Наверное, мне одной было бы сложно принять это решение. Гораздо сложнее, чем с его поддержкой.

 

— Что с доходом было на тот момент?

 

Честно скажу, самостоятельно я пока не пришла к тому доходу. Но я двигаюсь в этом направлении и я себе это визуализирую, и понимаю, что вспоминаю, как это было.

Знаешь, примерно полтора года назад, когда был очень сложный момент в плане финансовом, бизнес ещё не так бурно рос, как он растет сейчас, у нас был период, когда реально закончились все деньги. Все деньги были либо в бизнесе, а в карманах, на счетах и так далее реально не было тысячи рублей.

 

— Так, это интересно. И что делать?

 

— Я научилась ходить в «Пятерочки», «Дикси». После «Азбуки вкуса» и так далее. Как-то очень экономно, покупая курицу за 99 рублей и готовить из нее обед и ужин на семью из четырех человек.

 

Знаешь, это был  тоже такой прикольный период. Опустился, понял, что, в принципе, ты выживаешь, ну и дальше можно было подниматься. И был такой момент, когда мне казалось, что все, это моя новая реальность. Я теперь вот только могу ходить в «Пятерочку», считать реально десятки, и рассчитывать, как мне в следующем месяце за садик заплатить за государственный.

 

— А помогает тебе прошлый опыт, когда ты понимала, что есть такая реальность и ты в ней жила, и тут вдруг – «Пятерочка» и все остальное.

Это было очень болезненно, честно говорю. Это прямо было так болезненно, я не понимала, как вообще я могла оказаться оттуда – здесь? И правильной ли это вообще был шаг, правильное ли это было решение.

Но здесь опять же, мы тоже с Сережей друг друга поддерживали. То есть мы друг другу не дали выйти на работу в тот момент времени, хотя такие мысли возникали у обоих.

 

Да, это важно.

И я в какой-то момент думаю: «Так. Нет. Я хочу все это развернуть». И я прямо помню, что я остановилась у «Азбуки вкуса». Я туда не заходила, наверное, год: «Я же могу просто зайти?». У меня была в кармане тысяча рублей. Я думаю: «Так. Ну, если я зайду в «Дикси», я на тысячу рублей куплю приличное количество, на несколько дней, еды семье».

Я зашла в «Азбуку», там было все прекрасно — яркие витрины, приветливые люди, все так чисто, все такие довольные.

Я просто ходила, смотрела на людей. Смотрела как-то, знаешь, прямо дышала вот этой всей энергетикой. Что-то я там купила, помню, тогда – эту тысячу оставила там. Вышла и поняла, что все, я возвращаюсь.

 

— Больше не хочу туда, да?

— И ты знаешь? Это, кстати, да…

 

— Работает?

— Это было таким, я бы не сказала, что прямо суперповоротным моментом, но психологически – да.

Я пришла, Сереже рассказала, что я была в «Азбуке», мне там очень понравилось и, в общем-то… Он сказал: «Да? Ну давай будем туда заходить периодически». Ну периодически-то мы правда можем заходить.

 

— Да, это крутой опыт вообще, на самом деле. На твой взгляд, что легче – быть топ-менеджером или развивать свой бизнес?

 

— Быть топ-менеджером.

 

— То есть сейчас уже понимаешь, что быть топ-менеджером? Есть вообще какая-то разница в ответственности и так далее, быть руководителем крупной компании или делать свой бизнес? 

 

В крупных компаниях у тебя тоже большая ответственность. У тебя тоже много людей в подчинении. Но ты в рамках структуры, она тебя все равно как-то защищает либо предостерегает и предвосхищает некоторые твои решения. То есть это не полная свобода.

В своем бизнесе ты вообще абсолютно, полностью волен плыть куда хочешь. Ошибки только твои, ни с кем их не надо делить и согласовывать. И при этом решения ты также очень быстро можешь поворачивать так, как тебе нужно – маленький катерочек. То есть у меня была такая, знаешь, метафора, что когда я работала в Adidas – это был такой огромный круизный лайнер, которому по большому счету какие-то шторма – не шторма – было нипочем.

Конечно, кризисы на него тоже влияли, но не так сильно, как, наверное, на маленькие компании. И вот, мне казалось, что я сейчас выпрыгиваю с борта этого чудесного огромного лайнера, потому что мне там все наскучило и так далее, и вот – буду плыть в бирюзовых водах океана.

 

Но я потом рассказывала, что, когда я туда прыгнула, поняла, что очутилась не в голубом, бирюзовом океане, а просто внутри – точнее, не внутри, а внизу – там, внизу, когда ты прыгнул с первой палубы.

 

Это реально настоящий Шанхай. Просто каждый гребет как может – кто в тазике, кто в корытце, кто в шлюпке. У кого мотор – те вообще молодцы. Каждый веслом несколько раз по голове получил, еще что-то.

Малого бизнеса и микробизнеса на самом деле много. Для меня это было открытие.

То есть в каждой подворотне, в каждом подъезде, в каждом каком-то закуточке сидит ателье, печати, еще что-то. Вот реально – кто только не сидит, и все стараются что-то делать. У меня такие люди вызывают теперь большое уважение, потому что я знаю каково им.

 

— В найме все понятно с отпуском. У нас есть 28 дней, у кого-то побольше, и люди планируют заранее этот отпуск и так далее. Как у вас сейчас? Вы вообще отдыхаете? Или вот эти рабочие поездки – это и есть ваш отпуск?

 

— Отпуска как в найме, у нас, честно говоря, нет сейчас. Но мы стараемся сделать сбалансированным сам рабочий процесс – так, чтобы там было время и отдыху и работе. Но, вообще-то, мы, конечно, мечтаем о том, чтобы у нас иногда был такой прям отпуск от всего.

 

— Ещё важная вещь. Есть ли у тебя ментор вообще? Был ли он у тебя? Нужен ли он вообще? 

 

— Честно скажу, сейчас нет и не было. Но иногда у меня возникают мысли о том, что мне было бы здорово к кому-то обратиться за советом. Было бы здорово, если бы мне кто-то вообще подсказал, куда двигаться в той или иной ситуации.

 

— Именно по бизнесу, да?

— Да.

 

— А если вернуться к вашей деятельности – чем вы отличаетесь от других?

 

— Я знаю, что, наверное, никто, либо очень мало людей, подбирают экипажи так, как это делаем мы. То есть знакомятся с людьми, стараются формировать экипажи так, чтобы им было действительно комфортно друг с другом и интересно общаться. Мы для себя выработали, точнее, вынули из сердца, четыре наших ценности, и вокруг них бизнес строим – они никогда не уходят у нас на последний план.

Первая ценность – это забота.

Вторая ценность – это мечта.

Если человек разделяет все четыре ценности – он прямо наш идеальный сотрудник и он наш тоже идеальный участник. Потому что он с огромной долей вероятности все это воспримет и отдаст энергетически – в благодарности все это. Иметь мечту – это важно. Если даже человек мечту не имеет, он, как минимум, должен стараться ее найти, на наш взгляд.

Мечта, любопытство – открытость всему новому, и яркость. Ну яркость – это, знаешь, такое – смелость быть собой, мы называем это.

Основываясь на этих четырех ценностях, мы, мне кажется, делаем то, что позволяет нам как-то отрываться от конкурентов. Потому что я не знаю, кто еще делает такие детско-семейные мероприятия, и не знаю никого, кто бы формировал экипажи так, чтобы люди точно подружились.

 

— Давай поговорим о личных финансах. Скажи, пожалуйста, кто у вас в семье главный – вроде финансового директора, который управляет личными финансами?

 

— Учитывая, что у нас у обоих финансовое образование, и мы оба были финансовыми директорами, то… Как-то мне даже сложно ответить на этот вопрос. Мы все решения принимаем сообща. Возможно, что инициатором многих таких решений, направленных на сохранение, являюсь я. А инициатором что-нибудь купить – является Сережа.

 

— Супер! А ведете ли вы личный учет – доходы, расходы? Как это у вас происходит?

 

— Так чтобы прямо смотреть в конце месяца наш отчет о прибылях и убытках – нет, не ведем. Мы пользуемся разными программами. У нас есть какая-то программа – Home Budget, по-моему, называется – там мы ведем какие-то большие, крупные траты – туда записываем. Либо, когда нужно, чтобы оба видели, сколько денег потрачено на тот или иной проект – например, на строительство дома, мы когда тратили, оба видели эти траты.

А так, ничего специального не ведем. Иногда смотрим, анализируем выписки по карточкам, допустим, чтобы понимать, на что уходят кровные средства.

 

— Знаю, что у вас есть опыт сдачи недвижимости в аренду. Скажи мне, пожалуйста, вы специально ее покупали или как это получилось?

 

— Мы где-то года полтора, наверное, жили вместе с родителями мужа, в том числе, чтобы они нам помогали с только что родившейся старшей дочкой. В это время свою квартиру, в которой мы жили изначально, сдавали. 

Потом был период, когда скопилась некоторая сумма денег. Я, к сожалению, еще не была знакома с тобой, и пыталась придумать, что можно было бы с ними сделать чтобы сохранить. И мы не придумали ничего лучше, как купить квартиру в Москве. Была «однушка» – как раз под сдачу.

Я долгое время снимала квартиру, прежде чем уже появилась своя. Вообще, это сложно очень – снимать квартиру в Москве. Сложно найти что-то, что бы нравилось, сложно найти что-то, чтобы было уютно – даже неважно, за какое количество денег.

Мне хотелось сделать такую квартиру под сдачу, чтобы там было действительно классно, уютно. Поскольку это «однушка», то её будет снимать либо один человек, либо, может быть пара, только что созданная, точно без детей. Поэтому мы купили квартиру на проспекте Вернадского, рядом с МГИМО. И я предполагала, что это будут либо студенты МГИМО, либо те, кто недавно закончил учиться – молодой специалист. Поэтому она была очень яркой. Мы там прямо сделали специальный ремонт.

Квартира была под сдачу, но не в том смысле, что если она не для себя, значит, там должны быть дешевые материалы, никакого дизайна и так далее. А у нас как раз было все продумано, очень красиво, ярко. И эта квартира сдавалась, на самом деле, несколько лет, и сдавалась всегда очень успешно по цене даже выше рынка. Просто потому, что она такая классная.

 

— Считала, насколько это было вообще прибыльно?

 

— Мы три года сдавали, за это время успели окупить свой ремонт. Может быть, небольшая какая-то прибыль на уровне 8-9% была. То есть я сравнивала, что, если бы я вообще ничего не делала, просто положила деньги на депозит – было бы, примерно тоже самое. И не было бы, с одной стороны, всей этой сложности, связанной с ремонтом, сдачей. С другой стороны, я получила очень классный опыт.

Я вообще люблю делать ремонт, люблю преображать пространство. Для меня это был такой очень приятный опыт, делать этот ремонт и придумывать вообще всю концепцию и потом сдавать.

 

— На тот момент, был ли опыт в каких-то других инвестициях или нет?

— Нет.

— Как ты думаешь, нужно ли все деньги вкладывать в бизнес?

Учитывая, что мы сейчас так и делаем – нет, не нужно. Нужно всегда какую-то часть действительно оставлять на неприкосновенный запас и на инвестиции в будущее. Это то, о чем ты говоришь, это очень близко и, я считаю, что очень правильно. И когда мы стали так делать, я стала себя чувствовать гораздо более уверенно.

 

— То есть, хоть ты и сказала, что вы сейчас все вкладываете в бизнес – это не совсем так, да?

 

— Да, это не совсем так, да. Есть инвестиции, есть какой-то запас – не хочу говорить на «черный день» — на непредвиденные какие-то случаи. С ним я себя чувствую увереннее.

 

— Вы решили откладывать на свой, я так называю «фонд свободы», не люблю слово пенсия. Многие предприниматели даже не задумываются об этом и надеются, что их бизнес будет работать всю жизнь. Почему ты к этому пришла, или вы к этому пришли?

 

— Наверное потому, что мы не хотим работать всю жизнь. Ты знаешь, наш «фонд свободы» начался не даже с фонда на собственную пенсию – назовем это так – а с того, что мы стали собирать и откладывать деньги в фонд образования детей.

У нас трое детей. Мы начали с того, что у нас как раз для среднего ребенка было достаточно времени еще – на 15 лет мы открыли такой инвестиционный накопительный фонд. Я уверена, что когда ему настанет 16-17-18 лет, у него будет достаточная сумма, для того чтобы он решил, что с ней делать.

То же самое с третьим ребенком. Старшей уже сейчас, получается, восемь с половиной – то есть не так много времени до ее 16-17-18-летия останется. Поэтому сейчас мы стараемся скопить чуть большую сумму для более агрессивных или более смелых инвестиций.

 

— Чтобы успеть попробовать.

 

Чтобы успеть, за 7-8 лет накопить нужную сумму. Что касается нашего пенсионного плана, это пока еще в третьей очереди. То есть он обязательно случится, но вот отдельного счета пока мы еще не завели – пока мы на детях…

 

Тренируемся, да?

— Да.

 

— У нашей компании большая доля клиентов – это практикующие финансисты либо люди, имеющие экономическое образование. И у вас ест такое образование и огромный опыт работы в этой сфере. И ты знаешь, мне всегда говорят, что люди с таким финансовым бэкграундом очень легко могут управлять своими финансами. Может быть, ты развеешь миф или поделишься, почему вы решили передать часть каких-то работ именно финансовому консультанту?

 

— Есть такая расхожая поговорка – сапожник без сапог. Не знаю, насколько именно она ревалентна, но мне кажется, что если заниматься каким-то делом – финансами, например – то нужно ими заниматься глубоко, постоянно, знать все тренды, изменяющиеся законы и так далее, заниматься прямо вот инвестициями.

То есть, когда я занималась в корпорации финансами – финансы составляли мою область знаний, мою область интересов, мою область рабочих и внерабочих интересов, у меня был круг общения – в основном одни финансисты и так далее. Я себя чувствовала комфортно с разными этими вопросами.

С тех пор, как я отошла от финансов как от работы постоянной, я уже себя не чувствую на острие знаний в отношении своих финансов, и было бы здорово кому-то это делегировать, как раз тому, для кого эти финансы являются вот прямо центром всего, во главе угла.

— Бизнеса.

— Да. Мне кажется, что здесь это нормальное такое разделение труда, которое пойдет на пользу всем. Если каждый будет заниматься своим делом – я буду заниматься бизнесом, моими финансами будет заниматься кто-то еще, мои волосы будет стричь парикмахер и так далее. Здесь, мне кажется, примерно из этой же серии. С радостью делегировала часть.

 

Но разбираться нужно всем все равно. На каком-то минимальном уровне понимать, откуда деньги берутся, куда они уходят, что такое проценты, что такое доходы и расходы – это минимум, который нужен все равно всем.

 

— И, наверное, для того чтобы не влипнуть в различные махинации, мошеннические инвестиции?

 

Ну да. Вот эти все МММ. Понимать, откуда они берутся.

 

— Что бы ты посоветовала тем, кто еще не начал инвестировать, а, может быть, боится начать? С чего ты им посоветуешь начать?

 

С того, чтобы скопить себе годовую «подушку», фонд стабильности. Когда есть «подушка», гораздо проще решаться на инвестирование. А вообще я советую, просто сесть и посчитать – лучше с финансовым консультантом – что вы будете делать через 15-20-30 лет.

 

— То есть посмотреть немножко – заглянуть в будущее, чтобы увидеть, а что там будет, если ничего не изменить или наоборот.

Да, если продолжать бояться сейчас, то что будет дальше.

 

— Да, что будет дальше. А можешь вспомнить, как ты заработала первые деньги, и как это вообще было?

 

— Классный вопрос! Могу, да. Первые деньги я заработала, наверное, в возрасте лет 11-12, в своем родном городе – Степногорске. У нас был такой кружок – мы лепили из глины игрушки – лепили их и раскрашивали. Вот в какой-то момент времени нам наша руководительница предложила сделать ярмарку, чтобы их продать.

В общем, ярмарку мы сделали. Целый день продавали игрушки наши, я там заработала 10 или 12 рублей – это было вообще большое счастье. Конечно, сейчас, уже не помню, какие там были все вот эти инфляции, девальвации и так далее – но это были какие-то деньги, на которые я могла себе купить, условно, мороженое, наверное, и пиццу – что-то в этом роде.

Это было так классно, что я прямо решила, я прямо продумывала, как я буду делать игрушки большими партиями на продажу, заключу договор с «Детским миром» и так далее – у меня мысль убежала далеко. Но это был такой приятный момент.

 

— Скажи, пожалуйста, а планируешь ли ты обучать управлению личными финансами своих детей, и, может быть, уже сейчас что-то делаешь?

 

— Старшей дочке 8,5 лет, мы с ней недавно послушали аудиокнигу Бодо Шефера «Собака по имени Мани». Было очень интересно вместе с ней слушать. Она так загорелась зарабатывать деньги, накапливать проценты. Просит меня, я, честно говоря, обещала, но вот пока еще не открыла ей счет в банке – просит уже какое-то время.

Дочке это интересно. Она вместе со мной ходит в банк, понимает, что такое банкомат, откуда там берутся деньги. Во всяком случае, я ей это объясняю. Хочет сама зарабатывать, пока просто не придумала как. Понимает, что такое копить, потому что копит на Лего, на те наборы, которые ей интересны. В принципе, может и подождать – то есть не сразу тратить какие-то деньги на сиюминутные довольствования.

Но, честно говоря, я еще не выработала какой-то систематизированный подход в отношении выдачи каких-то денег. Я думаю, что с первого сентября мы это сделаем, но пока у меня нет еще у самой четкого понимания, сколько нужно давать, просто так или за что-то. В общем, пока у меня нет четкого понимания – я бы еще с тобой на эту тему поговорила.

 

— Обязательно. Скажи, а когда ты начала зарабатывать уже существенные деньги? Не детские, взрослые.

 

— Перед, наверное, таким уже устройством на серьезную работу, с которой уже пошла карьерная моя лестница, у меня был классный опыт, когда я в студенчестве поехала по программе Work and Travel в Америку.

О том, что есть такая программа я узнала где-то на втором курсе университета. Что можно на летние каникулы уехать в Штаты, можно и в Европу уехать, где виза позволяет тебе работать четыре месяца, и еще один месяц путешествовать. Но работу нужно искать либо самим, либо обращаться в какое-то агентство, которое за определенный процент либо за определенные деньги тебе эту работу найдет. Работа, понятно, такая – низкоквалифицированная – то есть в парке аттракционов, там, где-то можно было работать, официанткой и так далее.

Прошел слух у нас, что, если поехать в Америку, то в Америке можно было бы заработать денег больше, чем потратить их там на билет и проживание – то есть вернуться в плюсе. В Европу можно было только – ну так скажем, плюс на минус на них же и отдохнуть.

Меня это прямо очень так вдохновило, зарядило, я целый год вообще готовилась, подавала заявки, учила английский. Кстати, мой основной английский, который мне потом очень сильно помогал – он как раз оттуда. Я имею в виду с того периода, когда я вот выучила при подготовке к этому.

И когда уже настало, собственно, время ехать туда, ехать в Америку, то там у меня было несколько работ, которые сменяли одна другую.

С утра я работала официанткой в утреннем кафе, вечером работала официанткой в вечернем кафе, в свой выходной единственный я работала – убирала какие-то отели, кондоминиумы и так далее. Это вообще была без продыха работа, честно говоря – часов по 18 в день.

Ту сумму денег, которую я себе поставила накопить, после того, как мне нужно было отдать деньги за билет – я должна была с собой привезти пять тысяч долларов. Вот. Для того времени – это был 2000 год – 2001

 

— Сколько тебе было лет?

 

— Мне было 20. Вернулась я богатым человеком. 5 тыс. я заработала, но я поняла, чего это стоит. Я поняла, с другой стороны, какой это труд. С третьей стороны, это мне дало очень классную уверенность в себе, что я вообще нигде не пропаду. Я вернулась просто с железобетонной уверенностью, что я не пропаду вообще нигде – я найду работу везде, смогу заработать денег вообще где угодно.

Потому что был период, когда мы просто шли по улице – я была с подругой, которая не говорила по-английски – плохо говорила по-английски – поэтому мне нужно было найти работу себе с любым уровнем английского и ей с тем, который у нее был.

И мы заходили просто в каждую дверь. Мы заходили в отели, в каждый ресторан, в любые вообще предприятия и задавали все время одну и ту же фразу: «Нет ли у вас работы?». Просто длинная-длинная улица в городе Оушен-Сити – ну и находили таким образом.

После 100 или 99 отказов – это было одно согласие, которое, собственно, нас как-то вывело и прокормило.

Меня взяли работать официанткой. Официантка – эта работа считалась просто верх карьерной лестницы среди таких студентов как я. Потому что американцы в их культуре, достаточно щедро дают чаевые. Сама зарплата была очень-очень маленькой. При средней зарплате в 7,5 долларов в час, официант получал два доллара в час. Его основной заработок – это чаевые.

И когда чаевые кто-то не давал – это было существенным – ты просто не получал те деньги, на которые рассчитывал. Но в основном давали. Помню, что у меня было две семьи французов, почему-то они не считали нужным давать чаевые, и это было, конечно, очень обидно.

А один раз у меня была достаточно большая семья, которая ушла, не заплатив.

 

— Даже так?

— Да. И у меня еще неделю вычитали эти деньги – ресторан вычитал из зарплаты. По-прежнему, мой самый главный вывод – у меня было полное ощущение, что я могу любое дело начать сначала, и даже будучи без денег и без жилья в другой стране, все равно подняться.

 

— Скажи, рассказываете ли вы что-то детям о своем бизнесе? Может, как-то вовлекаете их в этот бизнес?

 

Конечно, вовлекаем. Это у них в «сердцевине», можно сказать. Поскольку у нас сейчас нет офиса, мы работаем либо из дома, либо на выездные встречи, встречаемся с участниками, знакомимся лично с каждым, и они часто с нами. То есть либо на частных встречах, либо дома видят, как мы работаем, готовимся к мероприятию. Поэтому – в гуще событий.

Алиса нам помогает – она делает карточки такие для обучения. У нас одно из направлений – это школа капитанов, и для этого нужны ламинированные карточки, по которым студенты – курсанты сдают потом экзамен. Алиса научилась их ламинировать, и перед каждым обучением, когда папа едет учить новых капитанов, она ламинирует такие карточки. Это ее задача и ответственность.

 

— Хочешь, я тебе подскажу лайфхак? В принципе, она помогает вам в бизнесе – именно за это ты можешь ей платить. За эти карточки.

Классно! 

 

— А расскажи, пожалуйста, ходят ли дети с вами в регату? Есть ли у вас такое детское направление?

— У нас есть отдельное направление — называется «Академия юных мореплавателей». Это такой семейный яхтинг для детей с родителями. Дети неспроста на первом месте, потому что изначально все это делается как раз для них и для родителей тоже – для семей. И мы придумали как раз эту Академию, когда у нас уже родилась Алиса и  достаточно подросла для того, чтобы нам захотелось ее брать с собой в море. И мы решили ни в чем себе не отказывать и придумать такое направление, где можно было бы детей с собой тоже брать.

Да и наши постоянные участники, которые с нами на тот момент уже ходили, стали просить: «А можно сделать какую-то совместную программу с детьми?». И теперь семейные регаты у нас самое быстрорастущее направление, самое яркое. Оно занимает процентов 50, наверное, нашего бизнеса. И Алиса была уже восемь или девять раз в этих регатах.

— Уже такой продвинутый?

— Продвинутый яхтсмен, да. А Никоша с двухлетнего возраста – по сути, вот третий год будет в этом году.

 

— А с какого возраста вообще берете?

— У нас программа рассчитана на детей от шести до двенадцати лет. В этом году мы сделали такой пробную подростковую лодку – она, кстати, классно зашла. Подростки сами управляли лодкой, под управлением капитана, конечно.

 

— Прямо совсем сами? На лодке с капитаном были одни подростки?

— Да. И был вожатый. Они готовили себе еду, драили палубу, ставили маршрут себе, просчитывали курс, ну и стояли за штурвалом, естественно, ставили паруса – то есть полностью все сами.

 

— А подростки все равно с родителями или как?

Да. Мы детей без родителей все-таки не берем, потому что больше за то, чтобы семьи как-то, знаешь, сплачивались и более плотно…

 

— То есть неспроста дружеская регата, да, называется?

Да-да. Изначально идея бизнеса, точнее даже не бизнеса, а просто была изначально такая идея — ходят только друзья. А потом это все превратилось в то, что те, кто приходят на дружескую регату, становятся там друзьями. Для этого сделан ряд специальных мероприятий и подготовок, отборов людей, для того, чтобы там можно было подружиться. 

 

— Давай вернемся к бизнесу. Скажи, пожалуйста, что трудно сейчас? Как справляетесь? 

— Слово «трудности» даже как-то прямо сразу не приходит на ум – что именно трудно.

 

— Может, сложности? В бизнесе?

Все очень интересно. Мы растем, появляются новые идеи, новые направления, которые хочется освоить. Наверное, сложность в том, чтобы правильным образом рассчитать свой ресурс. Сейчас уровень такой, что нам уже из операционки самой дружеской регаты, как-то надо с Сережей потихонечку выходить. Плюс команда достаточно сильная собирается. И есть достаточно много направлений, которые требуют нашего внимания и разработки.

Уже есть направление, которым интересуются инвесторы, нужно с ними разговаривать и обсуждать. Есть предложение франшизы – организации франшиз в разных странах. Это тоже интересно.

 

— Интересно.

 

— Да, тоже интересно и тоже требует нашего непосредственного внимания. Это то, что мы как раз не можем делегировать. Понятные организационные моменты в отношении регаты можем делегировать: организацию, продумывание маршрута, сопровождение, подбор команды: капитанов и вожатых. Уже есть опытные ребята, которые с нами ходили не в одно путешествие.

Но очень сложно потихоньку выключаться из каких-то сфер и передавать свое детище. Вот мы отметили пятилетие в июле этого года. Мы понимаем, что наш ребенок уже большой. Уже ходит, ест, уже самостоятельный. Его можно отправлять, может быть, даже в самостоятельное какое-то плавание – некоторые регаты. Детские все равно под нашим неусыпным контролем, но некоторые экспедиции, возможно, уже могут проходить и без нас.

 

— Ну это круто! То есть выйти из операционки – это дорогого стоит.

 

 Ещё не совсем. Это действительно сложно, и полностью пока мы себе этого не можем позволить – может быть, отчасти и не хотим, потому что сам по себе яхтинг является нашей страстью и нашим таким любимым делом, которое мы делаем. И стоять под парусом, штурвалом, выключив все моторы, просто слушая ветер и плеск волн – это, конечно, отдельное удовольствие, и его не хочется ни на что менять – ни на какие другие бизнесовые «плюшки».

 

— Можешь сказать, сколько Сергей ходит раз за год, и сколько ты уже была? Хотя я вообще не представляю, как с тремя детьми можно ходить еще в яхтинг.

 

— Последние пару лет, когда малыш был совсем маленький и только рождался – третий, то я ходила очень мало. Я там только с этого года возобновила свои походы в детские регаты, а Сережа где-то 20-25 недель в году – он в походе.

 

— То есть половина практически, да? А можешь ли вспомнить какой-то каверзный случай в поездке, и были ли они – такие? Что тебе запомнилось больше всего?

 

Ты знаешь, каждую поездку случается что-то, что действительно запоминается и «делает» эту поездку – какие-то смешные случаи, какие-то не очень.

Вот сейчас мне вспомнилось, когда Сергей был на Кубе, их ждал переход который длится около 10 часов, и мы знали, что там не будет сотовой связи.

В итоге вместо перехода в 10 часов, в котором не было сотовой связи, они были без связи больше чем сутки. И я тут уже просто на уши поставила все чартерные компании, чтобы за ними следили со спутниковых каких-то систем, еще что-то. Постоянно Франция, Куба за ними пытались следить.

В итоге выяснилось, что они из-за погодных условий там еще встали на стоянку на небольшую, и только потом дошли до места следующей стоянки.

После этого Сережа на день рождения получил от друзей спутниковое средство связи, чтобы быть всегда на связи.

 

— Был ли у вас момент, когда все хотелось бросить и обратно вернуться в найм?

 

— Я уже рассказалапро этот момент, когда говорила про кэш-флоу и «Азбуку вкуса». Но с тех пор мы сделали для себя хорошие такие выводы и уроки. И, в общем, надеюсь, больше не повторится.

 

— Какие ошибки вообще, ты помнишь, у вас были, если они были?

— Были. Слушай, было много ошибок на самом деле.

 

— Поделись. Это самое интересное.

 

— Например, никогда не стоит рассчитывать ни в каком бизнесе на какую-то волшебную рекламу, которая, даже если вложил много денег, даст тебе все и бизнес попрет.

Я считаю, что это неправильно, что нет какой-то волшебной таблетки, если даже вкладывать большие деньги в какую-то рекламную кампанию, она должна быть постоянной какой-то. Она должна – не разово в одном журнале напечатали, или там по одному каналу где-то сказали – а постоянно подогревать эту же самую аудиторию. Вот. Для нас это было – был, в общем, такой момент, когда мы много денег достаточно спустили на рекламу, которая не дала тот отклик, который был нужен.

 

— Это, кстати, был мой следующий вопрос. Вкладываете ли вы в маркетинг, и сколько это? Можешь назвать какой-то процент от оборота, или сколько вы вкладываете?

 

Маркетинг – это очень важно, и им нужно заниматься на постоянной основе. У нас есть – мы работаем с соцсетями, мы стараемся работать через пиар с изданиями, разными СМИ – есть, что улучшать и где увеличивать эту работу. Какой-то процент? Я думаю, что процентов, наверное, 7-8 у нас.

 

— Твоя главная победа в бизнесе? Есть ли она на текущий момент?

 

— Ты знаешь, ну вот на самый последний момент… У меня каждый день какая-то победа. Ну как, каждый – наверное, новый этап – своя победа. Вот то что мы сделали в детской регате в этом году – больше чем в два раза выросли и еще и получили очень восторженные отзывы – это вообще победа, я считаю.

 

— Откуда ты черпаешь энергию? Трое детей – ты бодра, весела и вся в работе. Откуда?

 

— Ну вот из того же, чем занимаюсь на самом деле. И дети дают энергию. Они и забирают много, но и дают.

И люди дают энергию, вот которые приходят к нам и получают от этого путешествия что-то, что, может быть, не получили бы в другом месте. То есть передо мной прямо сейчас толпа людей встала, которые мне говорили: «Спасибо!». В последний, заключительный вечер прощания плакали, обнимали и не хотели вообще уходить.

Знаешь, когда приходит девушка, очень сжатая, очень нервная – пучок волос, резкие движения, только что с какого-то большого дела, которое она закрыла. Вот она приходит: «Да, на детскую регату. Мне нужно с детьми отдохнуть. Мне. Нужно. Отдохнуть» – знаешь, вот такая вся. И через два дня эта же девушка летящей, танцующей походкой вспрыгивает, пришвартовав лодку по пирсу, волосы распущенные вот так вот ветер треплет, вот такая улыбка: «Я только что искупалась в пиратских джакузи» или «Качалась на пиратских качелях». Вот такие глаза, говорит: «Вы меня вернули вообще в детство, я давно так не смеялась».

Или, когда папа примерно такой же – бизнесмен, четко все рассчитано, времени на подготовку нет, чуть ли не всю экипировку ему надо было купить, потому что сам он даже в поездку не мог собраться. Понимаешь, ему очень было важно отдохнуть с ребенком. И вот, когда этот папа пляшет – просто вот реально пляшет от души, как мальчишка смеется и пляшет под гитару, и мы поем «Говорят мы бяки-буки», понимаешь? И он вместе со своим сынишкой танцует где-то на пляже – это, конечно, дорого стоит – просто видеть, как люди вот так раскрываются.

 

— Скажи мне, пожалуйста, если бы ты встретилась с собой, когда только начинали или когда ты вот уходила из найма, какой бы совет ты себе дала?

— Не бояться.

 

— Если посмотреть на всю вашу жизнь, реализовались ли те мечты, которые вы перед собой ставили?

— Да. Но у нас и новые появились.

 

— Вот. Расскажи, о чем сейчас мечтаете?

Мечтаем пойти в «кругосветку» всей семьей. Для этого нужно подготовиться и финансово и с точки зрения бизнеса, и с точки зрения вообще организации быта, в том числе.

Дети – школьники будут. Мы решили не откладывать это на пенсионный возраст и решили сейчас – такая цель, достаточно понятная и короткая – это через три года это сделать. Ну во всяком случае первый этап, а «кругосветку» можно всю жизнь, в принципе, продолжать делать. Но такой первый этап – пойти в длительное путешествие с детьми со всеми, то есть маленький должен подрасти, а старшие будут уже школьники.

 

— Крутая мечта! Твоя любимая бизнес-книга? И что ты из нее вынесла? 

— Нет. Такой нет. Мне много нравится книг, много не нравится. Не могу сказать одну, не могу назвать.

 

— ОК. Есть люди, которые тебя вдохновляют? Может быть, за кем-то следишь в соцсетях? Поделись, мы тоже начнем следить.

— Сложно. Вот за тобой, Нин, слежу.

— Правда?

— Ты меня вдохновляешь. Это, кстати, правда. Ты знаешь, вот среди друзей, предпринимателей, на самом деле, даже среди наших участников очень много тех людей, которые меня вдохновляют, за которыми мне интересно следить, и которые меня многому учат. Вот, наверное, это обычные люди – предприниматели, наши участники, партнеры, друзья, с которыми мне интересно. Поэтому я с ними и общаюсь.

 

— Это да. Ну и напоследок – что посоветуешь начинающим предпринимателям? Тем, которые еще, может быть, тоже находятся в найме, и пока еще не переступили этот порог и все думают – идти или не идти. Вот что посоветуешь?

 

 В первую очередь подготовиться финансово. Это уберет часть страхов и даст больше уверенности. Закрыть все кредиты, скопить «подушку» безопасности и начать откладывать на будущее. Чтобы не случилось с бизнесом, фонд будущего должен… Как ты его называешь? Фонд…

 

— «Фонд свободы».

Чтобы «фонд свободы» все равно рос независимо от того, что происходит в моменте. Это вообще закроет очень большую часть.

И второе – это нужно понять, с кем ты делаешь бизнес, мне кажется, все-таки. Команда, партнеры… Но в принципе, можно и самому – это тоже правильно, такое тоже может быть и имеет право на существование – может и сам человек делать бизнес. Но нужно понимать все равно, кто его будет поддерживать – пусть не в бизнесе, но кто утрет слезы, в конце концов, если будет кассовый разрыв, или если будет неудача, если будет какой-то период спада.

Знаешь, есть такой термин – «долина смерти» стартапов – это когда идеи еще не приносят стабильного дохода, но уже приносят стабильный расход. И сложно – вот эти все кассовые разрывы возникают тут. И кажется, что это либо не та идея, либо ты занимаешься не тем, либо ты вообще не туда пошел – тебе нужно в другое место или в другую сторону. Его нужно пережить. То есть 90% стартапов не могут пережить этот период.

И здесь просто нужно понимать, как мы в свое время, оно же уже родилось, наша «Дружеская регата» уже родилась. Если мы ее сейчас бросим, ее никто не вытащит, потому что она никому не нужна. И вот любовь уже к этому рожденному ребенку, нашему бизнесу, она тоже, на самом деле, помогала в сложные минуты.

 

— Спасибо тебе огромное, что нашла время в нашем загруженном графике, чтобы поговорить о бизнесе, о детях, о финансах, обо всем.

 

— Спасибо!

. .

Вы начали движение к своим целям?

Приходите к нам и мы вместе подберем вам решение.
ЗАПИСАТЬСЯ

P.S. Подписывайтесь на Telegram-канал «Финансы с Поляничевой»где регулярно постим собственные полезные материалы о личных финансах, делимся теми статьями, которые считаем интересными, размещаем свои кейсы и кейсы коллег, которые вы не найдете на сайте или в других источниках.


Начните эффективно управлять своими финансами и инвестициями! 

Tags: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Show Comments (0)

This is a unique website which will require a more modern browser to work! Please upgrade today!

Яндекс.Метрика